НКРЭКУ: ни одного шанса для тепловой энергетики

НКРЭКУ: ни одного шанса для тепловой энергетики

Ситуация в украинской энергетике в очередной раз выходит из-под контроля правительства. За последние несколько дней в Киеве возникли сразу два антикризисных отраслевых штаба: один — при премьере Яценюке, второй — при Минэнергоугля. Причина — катастрофический дефицит угля на складах тепловых электростанций. В прошлом году пробуксовка была понятна — все ждали скорой победы в войне на Донбассе. На сей раз причиной срыва отопительного сезона можно назвать, разве что, саботаж со стороны властей, в частности — профильного министерства и НКРЭКУ.


Похоже, что НКРЭКУ под управлением Дмитрия Вовка делает все для срыва отопительного сезона.

 энергетика#уголь#Кризис


энергетика#уголь#Кризис

Так, из-за заниженных тарифов ТЭС не могут обеспечить достаточные запасы угля на складах, провести необходимые ремонты. А, значит, гарантировать стабильное прохождение отопительного сезона.Энергетика в полуобмороке

Основные проблемы энергоотрасли, которые очевидны при подготовке к отопительному сезону 2015-2016, — непрозрачное тарифообразование для генерирующих компаний и многомиллиардные долги госпредприятия «Энергорынок» перед генерацией, которые составляют 8,2 млрд грн.

Компании теплогенерации демонстрируют убытки и вынуждены останавливать работу блоков из-за нехватки топлива. Например, Змиевская ТЭС (ГК «Центрэнерго») стояла в июне 20 дней — из-за отсутствия топлива. Остановлена Славянская ТЭС (ПАО «Донбассэнерго»).

В ночь на 1 августа остановлен последний остававшийся в работе блок ДТЭК Приднепровская ТЭС. В компании сообщили, что восстановление работы электростанции станет возможным после накопления необходимого объема антрацитового угля.

В конце прошлой недели ГП НЭК «Укрэнерго» заявила, что запасов угля на теплоэлектростанциях осталось на сутки работы. А уже сегодня остановлена Углегорская ТЭС.

«Существующий тариф делает любой импорт угля для покрытия дефицита запасов на складах исключительно убыточным», — отметил руководитель аналитического отдела ИК Concorde Capital Александр Паращий.

По его словам, сложившаяся ситуация свидетельствует о нежелании Минэнергоуляурегулировать вопрос вывоза угля из зоны АТО. При этом, энергокомпании жалуются на разрушения на железной дороге и отсутствие свободного подвижного состава.

По мнению эксперта, если тариф для энергокомпаний будет повышен, то у них появятся свободные средства, и они найдут возможности для доставки необходимых объемов угля без государственной помощи.

«Если у компаний уже сейчас нет денег, соответственно, единственный вариант, откуда они могут накопить эту сумму, — от повышения тарифа. Здесь никакого чуда быть не может. Компания зарабатывает только на тарифе», — подчеркнул Паращий.

Катализатор кризиса

Впрочем, катализатором очередного кризиса в энергетике стало как раз нежелание Нацкомиссии, которая регулирует рынок электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), урегулировать тарифообразование в отрасли и сделать его прозрачным.

Свежий пример — перераспределение НКРЭКУ средств, освободившихся в структуре доходов «Энергорынка», не на выплату долгов энергокомпаниям, а на погашения тела по облигациям, срок выплаты по которым наступит аж в 2018 году.

В июле ГП «Энергорынок» завершило выплату кредита объемом 2 млрд грн, привлеченного от «Ощадбанка» в ноябре 2014 года, для погашения задолженности перед компаниями теплогенерации и закупки угля для ТЭС. Это позволило высвободить в структуре доходов около 200 -230 млн грн ежемесячно.

Эти средства могли пойти на увеличение тарифов для тепловой генерации — и лечь в копилку средств, необходимых для пополнения угля на складах.

Но ГП «Энергорынок», согласно решению НКРЭКУ, должен досрочно начать погашение этими средствами облигаций. Облигации на сумму 1,5 млрд грн были размещены в 2013 году и подлежат выплате через 3 года. То есть, острой нужды для погашения долга по этим облигациям нет.

При этом, ежемесячной же суммы в 230 млн грн, которая, увы, не дойдет до участников энергосистемы, хватило бы на закупку угля для 4-5 дней работы ТЭС.

Ситуация усложняется тем, что новый кредит из госбюжета на закупку угля для энергогенерирующих компаний, в недалеком будущем ляжет на стоимость тарифа — и приведет к его уменьшению.

Напомним, 2 млрд грн, выделены на прошлой неделе «Ощадбанком» по решению Кабмина, должны быть направлены, в первую очередь, ДТЭК, «Донбассэнерго» и «Центрэнерго» — в качестве аванса на приобретение угля. Впоследствии эти деньги, с учетом процентов по кредиту «Ощадбанка», будут сняты с тарифа ТЭС.

Снова «спасительный» импорт?

Почему Минэнерго и де-факто курируемая им НКРЭКУ так упорно помогает тепловой генерации умереть?

Похоже, одна из причин — нежелание профильного министра Владимира Демчишина признавать ТЭС полноценными участниками энергетического рынка. От которых, кстати, зависит не только производство, но и регулирование маневровых мощностей системы на время планового или непланового выхода из строя ключевых источников электроэнергии — атомных энергоблоков.

Ведь при выходе в плановый ремонт сразу четырех энергоблоков АЭС и внеплановой остановке еще одного блока на Запорожской АЭС, глава Минэнергоугля начинает говорить о необходимости наращивания импорта электроэнергии из РФ. И ни словом, ни делом не поддерживает отечественную генерацию.

Но полагаться только на АЭС при прохождении отопительного сезона нельзя.

«АЭС не могут работать сами по себе, их обязательно нужно регулировать. И если начинается, скажем так, неконтролируемое отключение потребителей из-за дефицита мощности, то это может привести к развалу всей энергосистемы. Резкое падение частоты сети приводит к тому, что автоматика на атомных блоках начинает отключать их от сети во избежание аварии — и у нас получается реальная системная авария. После чего надо поднимать всю энергосистему с нуля, надо все блоки запускать, по очереди синхронизировать. Это очень дорого, это огромная проблема для экономики», — пояснил представитель Dragon Capital Денис Саква.

Получается, что нынешний подход Минэнергоугля направлен на срыв отопительного сезона и разрушение тепловой генерации как таковой. Конечной целью может быть что угодно: от точечной реприватизации резко подешевевших активов — до политической «подсадки» страны на импортную энергоиглу.

Без прозрачного подхода к тарифообразованию НКРЭКУ, по большому счету, может жонглировать цифрами себестоимости, очень далекими от реальности, даже близко не приближаясь к покрытию проблем тепловой генерации. И создание сразу двух антикризисных штабов вряд ли повлияет на деятельность НКРЭКУ, которую она проводит за наглухо закрытыми дверями.

Видимо, кому-то выгодно в очередной раз дотянуть критические для отопительного сезона решения до августа, чтобы снова поставить страну перед перспективой веерных отключений — и необходимостью спасительного импорта электроэнергии из страны-агрессора, России.